Очень интересный разбор схемы обогащения "Путина" или почему не работают санкции Запада против России

Модераторы: Itsme, AlexanderK, Ellis Gloster, Pavel, Антон Донецкий, Дмитрий Алексеевич

Ответить
Аватара пользователя
Дмитрий Алексеевич
Хозяин
Сообщения: 635
Местоположение: Бангкок, Таиланд
Благодарил: 160 раз
Поблагодарили: 132 раз
Контактная информация:

Очень интересный разбор схемы обогащения "Путина" или почему не работают санкции Запада против России

Сообщение Дмитрий Алексеевич »

Предупреждаю сразу, что я согласен далеко не со всем написанным (в том числе и с попыткой автора предположить, что Путин якобы настоящий, а вовсе не его двойник). Но всё равно интересно. Читаем. Обсуждаем.

https://blackmark.online/ru/yuridichesk ... e-strashny


«Сургутнефтегаз» или почему России и Путину санкции не страшны

17 июля 2022
Просмотров: 4708

Почему санкции не наносят путинскому режиму ощутимого ущерба? Могут ли западные, а по сути, уже всемирные санкции покончить с диктатурой в РФ? Нет, известные прецеденты показывают, что такой эффект недостижим. Диктаторские режимы на Кубе, в Иране и КНДР десятилетиями существуют в условиях жесткой блокады, и вполне неплохо себя чувствуют. Следует признать, что диктаторские режимы в целом политически гораздо более устойчивы, чем режимы демократические, турбулентность в которых могут вызвать экономические трудности, коррупционные скандалы или колебания общественного мнения.

Однако экономические санкции – эффективный метод ослабления противника. Они не могут заставить тиранический режим отказаться от внутреннего террора, скорее наоборот, провоцируют его ужесточение. При том серьезно купируют возможности внешней агрессии, требующей большого расхода ресурсов, заставляя режим окукливаться, перейти от накапливания мощи и экспансии к единственной задаче – поддержанию стабильности и внутренней устойчивости.

Проблемой является то, что
скрытый текст: показать
что в случае путинской России, например, экономические санкции носят обоюдоострый характер, нанося ущерб их инициаторам, поскольку при всей своей отсталости страна была довольно плотно интегрирована в мировую экономику, являясь ключевым поставщиком энергоносителей, заметным игроком на рынке продовольствия, экспортером капиталов и крупным рынком сбыта для зарубежных компаний.

Введение ограничений на экономическое сотрудничество со страной-изгоем наносит удар по собственному бизнесу, снижает количество рабочих мест, бьет по прибыльности компаний, доходам домохозяйств и налоговым поступлениям. Поскольку, как отмечено выше, внутренняя устойчивость демократических режимов ниже, описанные факторы вызывают недовольство населения, которое трансформируется, например, в протестное голосование.

Исходя из этих предпосылок правительства западных стран избирают стратегию удушающих санкций, имеющую минимальный эффект. В условиях роста мировой экономики 2014-2020 гг. минимизация связей с Россией позволяла нивелировать негативные социальные последствия этого процесса и свести политические риски к нулю. В то же время сопутствующая популистская риторика («Наказываем агрессора!») вполне удовлетворяла общественное мнение на Западе, создавая иллюзию, что предпринятые меры достигают цели.

Как показали события февраля 2022 г. путинский режим не только не отказался от экспансии «русского мира», но пошел на обострение с Западом (ультиматум НАТО отползать на границы 1997 г.) и развязал конвенциональную войну с Украиной. Удушающие санкции не сработали, продемонстрировав свой имитационный характер, политика умиротворения агрессора провалилась, что и предопределило переход к стратегии калечащих санкций. Прежде всего это касается отказа от российских энергоносителей, что подрывает экономический базис петрократической путинской диктатуры.

Но в данном случае вновь встает проблема негативного эффекта для стран, отказавшихся от российского сырья. Выход нам видится в более тонкой настройке санкционной программы. В первую очередь следует бить не по площадям (секторальные санкции), а по наиболее уязвимым точкам криминально-олигархического режима, нейтрализуя конкретных ключевых функционеров режима и вынуждая господствующий класс отказаться от активной поддержки Кремля. В данном случае угроза неотвратимого наказания будет иметь больший эффект, чем коллективные, но символические «взыскания».

Например, воспитательный эффект для госкорпораций имеет нулевой эффект. Их невозможно напугать потерей прибыли, поскольку все их потери будут возмещены за счет российского бюджета. Более того, менеджмент использует факт введения санкций как повод для наращивания господдержки. Для частных же компаний угроза введения и расширения санкций, отрезающих их как от технологий, так и от рынков сбыта, является серьезным аргументом для отказа от лояльности правящему режиму. Именно Путина, его режим и проводимую им агрессивную внешнюю политику российский бизнес должен воспринимать как главную угрозу своему существованию, вынуждать к различного рода антиправительственной деятельности – бойкоту, саботажу, релокации за рубеж (прежде всего это относится к IT-сектору), выводу капиталов, финансированию протестной деятельности гражданских и политических активистов и т.д.

Секторальные же санкции приводят к формированию психологии осажденной крепости, естественным образом консолидируют экономическую элиту вокруг правящей верхушки, делают заложниками ситуации трудовые коллективы пострадавших предприятий и укореняют в массовом сознании пропагандистские штампы о якобы природной русофобии Запада.

И наоборот, для западной общественности секторальные санкции представляются, как проявление самых решительных и бескомпромиссных мер по обузданию агрессора, в то время как на деле они носят чисто популистский и номинальный характер. Например, нефтяное эмбарго США, которые покупали порядка 3% российской нефти и нефтепродуктов, мало отразится на российских поставщиках, тем более, Вашингтон оставляет лазейки для продолжения поставок или закрывает глаза на серые схемы импорта подсанкционных товаров. Для Европы же отказ от российских энергоносителей будет попросту нереальным по причине невозможности их быстрого замещения. Сложившаяся ситуация заставляет продолжать полностью обанкротившуюся политику умиротворения агрессора, одновременно демонстрируя активность по наращиванию санкций, носящих имитационный характер, расширяя их, например, в отношении персон госпропагандистов и чиновников средней руки, большинство из которых не имеют за рубежом ни недвижимости, ни финансовых авуаров.
Болевые точки Кремля

Выход, как мы и говорили, кроется в концентрации ударов по наиболее уязвимым точкам путинского режима, для чего необходимо понимать его сущность и принципы внутренней организации. Сегодняшняя политическая элита России является по сути криминальным сообществом, взявшим под полный контроль государственный аппарат. Как гласит популярный афоризм, во всех странах есть своя мафия и только в России у мафии есть своя страна. Подчеркиваем, что речь идет не о криминализации элит вследствие их окостенения и коррумпированности, а о приходе к власти криминальных боссов, перенесших принципы отношений, принятые в преступном сообществе, на государственную власть и экономику.

При этом цель правящей верхушки – личное обогащение путем присвоения чужого труда и имущества, так и методы ее достижения остались прежними. Этим объясняется, например, практика формирования органов власти, основанная на личной преданности главарю преступного сообщества, контроль за деятельностью членов группировки через круговую поруку, принцип коллегиального участия в совершении преступлений, невозможность покинуть криминальное сообщество по собственному желанию. Также представители российской властной верхушки продолжают строго следовать принципам криминальной конспирации, стараясь по возможности не афишировать владения баснословными капиталами и строго избегать какого-либо формального участия в полностью подконтрольных бизнес-структурах.

Доход правящих преступных группировок по традиции концентрируется в так называемых общаках (obshchak) – фондах, занимающихся отмывкой и легализацией капиталов, а также обеспечивающих тайное распоряжение деньгами лидерами преступных группировок. Распорядителем общака выступает обычно доверенное лицо главаря преступного клана. Он является номинальным владельцем капитала, действующим в интересах своего сюзерена.

Общаки имеют самую разную форму организации – это может быть банк, инвестиционный фонд, офшорная компания, благотворительная организация, в которую платят дань подконтрольные предприниматели. Если говорить о высшем руководстве России, то для концентрации и легализации своих преступных доходов оно использует крупные корпорации, во главе которых стоят олигархи-номиналы. Основной признак фиктивных олигархов – их политическая стерильность и стремление оставаться в непубличном поле, продиктованное желанием скрыть связь с бенефициарами общака.

Очевидно, что наиболее болезненным для правящего в России криминального режима будут точечные удары, нанесенные по общакам, делающие невозможным распоряжение сконцентрированными в них капиталами, парализующие деятельность коммерческих структур, осуществляющих отмывание доходов, полученных преступным путем. Подобные акции возмездия, носящие системный характер, способны критически подорвать легитимность путинской власти в глазах бюрократии, поскольку для нее пропадает основной стимул соучастия в преступной деятельности кремлевского режима. Это в значительной степени снизит дееспособность госаппарата. Также подобные мероприятия самым серьезным образом демотивируют представителей частного бизнеса сотрудничать с властью, сделав ее крайне токсичной не только вовне, но и внутри страны.

Самый крупный общак преступного сообщества в России, и, возможно, во всем мире, скрывается под вывеской вертикально-интегрированной нефтяной компании (ВИНК) «Сургутнефтегаз». Только на ее банковских депозитах в конце 2021 г. было сконцентрировано не менее $56 млрд, что составляет более 20% доходной части всего госбюджета РФ.

Не имея долга и не инвестируя в приобретения, компания целенаправленно складирует валюту на банковских счетах, что совершенно нетипично для любого частного предприятия. Абсурдность ситуации показывает то, что капитализация актива (1,7 трлн руб. на конец 2021 г.) в 2,5 ниже, чем принадлежащие ей средства на депозитах. Финансовые запасы «Сургутнефтегаза», или кубышка, как принято называть их в прессе, превышают золотовалютные резервы таких стран, как Аргентина ($54 млрд), ЮАР ($49 млрд), Австралия ($48 млрд) или Румыния ($44 млрд). На конец 2016 г. более 90% этих средств хранилось в долларах США, в отчете следующего года структуру вложений компания засекретила.

В тайне оставались и банки, которые держат депозиты «Сургута». На конец 2012 г. 40% средств было размещено в «Сбербанке», а остаток - в ВТБ, «Газпромбанке» и российской дочке итальянского Unicredit. Но с тех пор «Сургутнефтегаз» не публикует информацию о своих контрагентах. «Газпромбанк» раскрыл счета компании в отчетности лишь потому, что на «Сургутнефтегаз» пришлось более 10% его обязательств перед клиентами.

Для сравнения: считается, что крупнейший в мире наркокартель «Синалоа» имеет годовой денежный поток в размере $3 млрд. Выручка «Сургутнефтегаза» примерно в семь раз выше, что позволяет пополнять общак на $1,5-3 млрд ежегодно. На сегодняшний день владелец «Сургутнефтегаза» однозначно является самым богатым человеком в мире. Состояние официально самого крупного мультимиллиардера Илона Маска, которое Forbes оценил в $219 млрд, носит все же «бумажный» характер. 56 миллиардов кэшем на банковских счетах не имеет никто, даже саудовская королевская семья.
Владелец «Сургутнефтегаза» в Кремле

Кому же принадлежит «Сургутнефтегаз»? Даже анализ открытых источников позволяет сделать уверенный вывод, что бенефециаром этого общака является лично российский диктатор Владимир Путин. Причем контроль над существенной частью сырьевой корпорации он приобрел в 90-е годы еще в до прихода в Кремль.

Серьезные деловые издания и аналитики выражают скептическое отношение к версии о том, что хозяин Кремля является теневым владельцем нефтяных активов стоимостью в десятки миллиардов долларов. Причиной тому, во-первых, меркантильные интересы, во-вторых, банальный страх, ибо единственный случай, когда кто-то серьезно сунул нос в дела «Сургутнефтегаза» закончился убийством возмутителя спокойствия, о чем подробнее расскажем ниже. Но сам факт того, что в течении более чем десятилетия принадлежность Путина к компании активно обсуждается в деловых кругах и блогосфере, требует хоть какого-то объяснения. В данном случае как никогда будет уместна русская пословица: дыма без огня не бывает.

Главный фактор, возбуждающий подозрения в отношении «Сургутнефтегаза» и дающий почву для самых смелых предположений – кольцевая структура владения компанией, когда ее акциями владеют дочерние предприятия, а те принадлежат некоммерческим партнерствам, которые владеют друг другом таким образом, что первая компания является 100-процентным собственником второй, вторая полностью владеет третьей, третья – четвертой, а последняя – первой.

Формироваться закольцованная схема владения начала еще в середине 90-х. В 1992 г. Производственное объединение «Сургутнефтегаз», выделенное из структуры материнской компании «Главтюменнефтегаз» являлось исключительно добывающей компанией, которая на 100% принадлежала государству. Кроме того, государство контролировало 100% на Киришском нефтеперерабатывающем заводе в Ленинградской области и несколько сбытовых предприятий в северо-Западном регионе РФ. Все эти активы были объединены в холдинг, первоначально так же являвшийся собственностью государства.

В результате многоуровневой приватизации акции добывающего предприятия ОАО «Сургутнефтегаз» (добывающий актив) распределились следующим образом: 38% осталось у «Сургут холдинг», 10% распределены среди работников предприятия, 5% достались топ-менеджерам, а оставшиеся 42% были проданы на открытом аукционе 1993 г. При этом приватизация коснулась и материнской компании для добывающего предприятия – АО «Сургут холдинг». 45% ее остались под контролем государства, 40% были проданы компании «Нефть-Инвест», которая, как выяснилось, контролировалась руководством «Сургутнефтегаза», 7% распределили между сотрудниками, 8% реализованы на закрытом аукционе. В ноябре 1995 года, 40,12% акций, принадлежащих государству, проданы Пенсионному фонду «Сургутнефтегаза», который так же находился под контролем добывающего предприятия.

Несмотря на то, что «Сургут холдинг» оставался формальным владельцем «Сургутнефтегаза», контролируя 38% акций, дающих 51% голосов, фактически «Сургутнефтегаз» контролировал порядка 87% акций материнской компании через аффилированные с ним структуры и пакет, принадлежащий его сотрудникам. В дальнейшем через проведение дополнительных эмиссий акций в 1996 и 1997 годах голоса миноритарных акционеров были размыты, в результате чего АО «Сургут холдинг» и его дочерние структуры получили 67% голосующих акций в «Сургутнефтегазе». Последний же в 2000 г. выпустил 12 млрд новых простых акций и обменял их на акции холдинга, получив таким образом контроль над 99,3% акций своего номинального собственника.

Рубежным для компании стал 2003 г. За несколько месяцев до атаки на «Юкос» Путин ездил в Сургут и имел продолжительную приватную беседу с Богдановым. После этого генеральный директор фактически исчез из публичного поля, перестав каким-либо образом комментировать финансовые аспекты деятельности предприятия, ограничиваясь лишь высказываниями по проблемам технологий и производственным процессам. «Сургутнефтегаз» прекратил сообщать о своей структуре собственности. Более того, после этого времени отчетность по US GAAP или МСФО не раскрывалась, а новости стали носить характер инсайдерской информации, не отличаясь полнотой

Например, 2003 г. «Ведомости» сообщили, что «Сургут-Холдинг» преобразован в частную компанию и переименован в ООО «Лизинг-Продакшн». Тремя годами позднее этот актив был продан, как предположили «Ведомости», за $20 млрд. Смысл сделки остается загадкой, если учесть, что фактически ООО до момента своей ликвидации в 2014 г. находилось под контролем менеджеров «Сургутнефтегаза» и принадлежащего ему пенсионного фонда. Таким образом можно констатировать, что «Сургутнефтегаз» превратился в самую закрытую компанию России, причем в тот самый момент, когда другие участники рынка переходили на международные стандарты отчетности и повышали свою прозрачность, что приводило к росту интереса к ним со стороны инвесторов и повышению их капитализации.

В 2007 г. деловое издание «Ведомости» обнаружило сеть из 23 юрлиц – предприятий, некоммерческих партнерств и фондов, связанных с «Сургутнефтегазом» — либо учрежденных им, либо управляемых его менеджерами, включая его генерального директора Владимира Богданова, который числился управляющим в девяти из них, непосредственно контролируя таким образом более половины голосующих акций. В дальнейшем он отказался от руководства в структурах «кольца», передав полномочия своим подчиненным. Фирмами-номиналами, на которые суммарно приходилась доля в 73% акций «Сургутнефтегаза, руководили и топ-менеджеры корпорации. Так, например, на балансе сургутского ООО «Кринум», учредителями которого являлись шесть некоммерческих партнерств, в 2013 г. находилось 35 млрд рублей или $1,1 млрд в долгосрочных активах. При этом, директор компании, которая предоставляет услуги дворников — Ольга Пустовалова, она же единственный сотрудник фирмы, по совместительству являлась главным бухгалтером «Сургутнефтегаза». В 2021 г. совокупные активы организации достигли 63,2 млрд руб., а возглавил ее начальник управления по организации обслуживания производства ОАО «Сургутнефтегаз» Алексей Пантелеев.

Примерно в 2011 г. в сеть было вплетено еще одно кольцо из кипрских офшоров, принадлежащих друг другу и владеющих долями в российских «закольцованных» компаниях, владеющих «Сургутнефтегазом» и контролируемых его менеджментом. Оба кольца тесно связаны между собой. Так, из шести некоммерческих партнерств, владеющих упомянутым ООО «Кринум», пять имеют связи с кипрскими офшорами, аффилированными с «Сургутнефтегазом».

Таким образом формально «Сургутнефтегаз» принадлежит самому себе и не имеет конечных бенефициаров, однако при том публичное акционерное общество категорически отказывается раскрывать их, признавая таким образом факт существования конечных владельцев. В ежеквартальном отчёте за 4-й квартал 2018 года ПАО раскрывает только одного акционера, владеющего не менее 5 % уставного капитала или не менее 5 % обыкновенных акций — «Национальный расчетный депозитарий», на которого зарегистрированы 11 % обыкновенных и 66 % привилегированных акций, однако он является номинальным держателем пакета, а не собственником.

Весьма наглядна в данном случае реакция генерального директора Владимира Богданова, когда ему задают вопросы об акционерах. Он холодно замечает, что закон не обязывает раскрывать эту информацию, сам он не знает кому принадлежит предприятие, которое возглавляет более 30 лет, и узнать не может, поскольку владеет мнее чем 2-процентным пакетом, тогда как для доступа к этой информации необходимо владеть 2,5% акций. Получается, что Богданов понятия не имеет, кто же назначает его руководителем корпорации. Такая модель поведения (я человек маленький, ничего не знаю, просто хожу на работу, своих боссов никогда не видел) более характерна для бухгалтера мафии, которого допрашивают следователи, нежели для генерального директора третьей по величине нефтяной корпорации России.
«Сургутнефтегаз» - опасно для жизни!

В апреле 2013 г. обнаружилось, что с баланса «Сургутнефтегаза» исчезли около 40% его акций, стоимостью не менее $15 млрд. Единственное объяснение такого исчезновения может быть в том, что эти акции продали, но кому, и по чьему решению, никто не знает. Никаких объявлений со стороны руководства компании, входящей в топ-10 мировых нефтедобытчиков, по этому поводу не последовало. Мировой рынок отреагировал на ситуацию с нескрываемым удивлением. Как пишет Financial Times: «Кому-нибудь стоило бы подать в суд, но посмотрите, что случилось с Браудером».

В 2005 г. британский инвестор Уильям Браудер, владелец инвестфонда Hermitage Capital, купив миноритарный пакет акций «Сургутнефтегаза», обратился в суд, чтобы получить больше информации о значительной доле акций, держателями которых были непрозрачные структуры, а также попытался их аннулировать. Браудер раскрыл схему реализации нефти через посреднические структуры, возглавляемые друзьями российского президента, и потребовал объяснений. Но его выслали из России за пять дней до того, как его иск к «Сургутнефтегазу» должен был слушаться в суде. Верховный суд отверг все требования истца. В 2008 г. Браудеру, который не прекратил своей расследовательской активности, было заочно предъявлено обвинение в уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере

Гораздо более трагично сложилась судьба юриста консалтинговой компании Firestone Duncan (оказывала услуги Hermitage Capital) Сергея Магнитского, проходящего обвиняемым по этому же делу и работавшим в интересах британского инвестора. 24 ноября 2008 г. он был арестован по обвинению в помощи главе фонда Уильяму Браудеру в уклонении от уплаты налогов. Инициировал дело подполковник милиции Артем Кузнецов, а расследование вел майор Павел Карпов. Согласно документам, представленным руководством компании Firestone Duncan, семья Кузнецова потратила около $3 млн в течение 3 лет, а семья Карпова более $1 млн., что убедительно указывает на их связь с организованной преступностью.

Сергей скончался вследствие бесчеловечного обращения в СИЗО за неделю до того момента, как должен был оттуда выйти. Смерть Магнитского вызвала широкий международный резонанс и стала поводом для принятия в 2012 г. в США и позднее в Канаде «Закона Магнитского», который ввел персональные санкции в отношении лиц, ответственных за нарушение прав человека и принципа верховенства права в России. Ранее, в 2010 г. Европаламент принял резолюцию, не имеющую обязательной силы, но рекомендующей правительствам стран ЕС изучить возможность визовых и финансовых санкций против лиц, упомянутых в документах, связанных с делом Магнитского. Таким образом еще до агрессии в отношении Украины было положено начало санкционному давлению на Россию.

Непосредственной причиной репрессий стала раскрытая Магнитским схема, по которой некие чиновники украли 230 млн. долл. из бюджета РФ через московскую налоговую службу. Деньги ушли за границу, туда же бежали две чиновницы ФНС Ольга Царева и Елена Анисимова, купившие перед тем дорогостоящую недвижимость в Дубае (ОАЭ). Сергей Магнитский незадолго до смерти установил факты причастности Царевой и Анисимовой к хищению 5,4 млрд бюджетных средств по схеме возмещения налогов.

Схема была серийной, это только один эпизод. Журналисты «Новой газеты» предположили, что бенефициаром хищения из бюджета 5,4 млрд рублей являлся Анатолий Сердюков, бывший министр обороны, руководивший Федеральной налоговой службой в 2004-2007 гг. Позднее «Новая газета» опубликовала материал, согласно которому по тем же самым схемам, которые разоблачил Сергей Магнитский, те же самые люди в период 2009-2010 гг. вывели из бюджета еще более 11 млрд рублей. Украденные деньги потом находили в самых разных уголках мира. А в 2016 г. часть их обнаружилась в офшорах виолончелиста Ролдугина, известного как друг детства и «кошелек» Путина, то есть держатель одного из принадлежащих российскому президенту общаков.

Но началом этой цепи трагических событий стал конфликт между Браудером и руководством «Сургутнефтегаза». О чем может говорить такая забота государства о неприкосновенности тайн частной компании? Ответ очевиден: чиновники, способные использовать в качестве инструмента решения проблемы российские силовые структуры и контролирующие Верховный суд, имеют самое непосредственное отношение к бизнесу «Сургутнефтегаза». Учитывая обстоятельства дела, не подлежит сомнению, что в данном случае были напрямую затронуты финансовые интересы Владимира Путина. Именно поэтому коррумпированные силовые органы отреагировали комплексно и максимально жестоко.

Эстафетную палочку у Браудера попытался перехватить восходящая звезда российской оппозиции Алексей Навальный, возглавлявший в тот момент националистическое движение «Народ». Он, являясь миноритарным акционером (владеет 2500 обыкновенными акциями), в апреле 2008 г. на собрании акционеров подверг «Сургутнефтегаз» критике за закрытость, скупую дивидендную политику, требовал разъяснить детали мутных и невыгодных схем с продажей нефти через посредников (в частности компанию Gunvor, связанную с другом президента Путина Геннадием Тимченко) и раскрыть структуру владения корпорацией. Разъяснений по существу он так и не получил, после чего в мае подал иски с требованием о раскрытии информации в суд Тюменской области, где предсказуемо потерпел полное фиаско. После начала уголовного преследования в отношении Браудера и Магнитского Навальный утратил интерес к «Сургутнефтегазу» и вообще прекратил заниматься инвест-активизмом, перейдя к формату журналистских расследований и публикации инсайдерской информации. Это в конечном итоге и привело его за решетку в качестве личного врага Путина.

В судьбе еще одного известного российского узника – Михаила Ходорковского «Сургутнефтегаз» по мнению последнего тоже сыграл свою роль. Как известно, в ходе банкротства «ЮКОСа» его ключевой актив — арестованный государством «Юганскнефтегаз», был куплен в декабре 2004 г. на аукционе таинственным ООО «Байкалфинансгрупп» за $9,3 млрд., хотя рыночная цена компании оценивалась в 2,5 раза дороже. Откуда такие деньги у компании, зарегистрированной всего за две недели до аукциона?

Подсказка содержится в следующих фактах: учредителями компании являлись ООО «МАКойл» (ей также принадлежал уставный капитал «Байкалфинансгруп») и ОАО «Реформа), а генеральным директором числилась жительница деревни Дмитровское, расположенной под Тверью, Валентина Давлетгареева. При том она также являлась совладельцем ОАО «Соверен» и «Форум-Инвест», аффилированных с «Сургутнефтегазом». Владелец «Реформы» — ООО «Инвесткомпания КИАС», а гендиректором «Реформы» на конец сентября 2003 г. числился замначальника базы производственного обеспечения «Сургутнефтегаза» Александр Конобиевский. В совет директоров компании входили также его сослуживцы Тимур Арсланов, Игорь Минибаев и Ирина Ефимова.

По информации газеты «Ведомости» сотрудники «Сургутнефтегаза» участвовали и непосредственно в аукционе, решившем судьбу «ЮКОСа». Это были начальник управления организационных структур «Сургутнефтегаза» Игорь Минибаев и первый замначальника финансового управления компании Валентина Комарова. При этом источник «Ведомостей» подчеркнул, что именно Минибаев сделал единственное и финальное предложение на аукционе. Если это так, то есть все основания предполагать, что оплачена покупка была из знаменитой теневой кассы «Сургутнефтегаза».

Впрочем, эта сделка века со всей очевидностью показывает, что кубышка не принадлежит «Сургутнефтегазу» и не приносит ему гешефтом, потому что через три дня после знаменитого аукциона, проходившего в формате операции спецслужб, ООО «Байкалфинансгруп» было приобретено компанией «Роснефть» за… 10 тысяч рублей, которые составляли уставной капитал общества. Таким образом юкосовские активы, рыночной стоимостью на тот момент до $25 млрд, перешли в распоряжение давнего друга Путина Игоря Сечина фактически бесплатно.

По официальной легенде деньги на выкуп нефтедобывающего актива «ЮКОСа» дала в долг «Байкалфинансгруп» сама «Роснефть», которая в свою очередь позаимствовала их у своих «дочек», «Сбербанка», «Внешэкономбанка» и китайской нефтяной компании Sinopec в виде аванса в счёт будущих поставок нефти в Китай. Однако в этом случае совершенно непонятно, зачем «Роснефти» понадобилось светить в процессе менеджеров «Сургутнефтегаза». Чтоб создать фирму-однодневку можно было бы прибегнуть к услугам любого бомжа. Более правдоподобной нам кажется версия о том, что госбанки выступили лишь посредниками, выдавшими «Роснефти» займ из средств, находящихся на депозитах компании Богданова, которая с 2002 г. стала накапливать прибыль на своих счетах, а китайский кредит, если он и имел место, сразу перекочевал в один из общаков путинской преступной группировки.

Если дело обстояло именно так, то в финансах «Сургутнефтегаза» должна была возникнуть дыра, залатать которую быстро и незаметно весьма трудно. «Роснефть» расплатилась по обязательствам, возникшим в связи с покупкой «Байкалфинансгруп» юкосовских активов только в 2011 г. Возможно, именно этим обстоятельством объясняется то, что до 2013 г. «Сургутнефтегаз» не раскрывал свою финансовую отчетность.
Мафия меняет правила игры

Многочисленные эксперты, пытавшиеся обнаружить факты, подтверждающие громкие заявления политолога Станислава Белковского, утверждавшего, что «Сургутнефтегаз» на 37% принадлежит лично Путину, анализировали структуру собственности компании, пытаясь найти хоть какую-то, пускай даже косвенную связь с семьей президента. И не находя ее, разочарованно объявляли эту версию конспирологией.

В данном случае принципиальной ошибкой было то, что они применяли методы бизнес-аналитики для раскрытия отношений в криминальном сообществе, строящемся совершенно на других основаниях. Для мафии совершенно не имеет значения юридический контроль над активами, важен контроль над собственниками. Если рэкетиры ежедневно собирают с рыночного ларька дань в размере 70% дневной маржи, они совершенно искренне считают его своим. Номинального владельца, как субъекта, они не воспринимают, особенно если он по каким-то причинам не может сменить «крышу». Чаще всего бандиты не претендуют на участие в оперативном управлении бизнесом, тем паче, что не обладают для этого достаточной компетенцией.

Угрозу мафиози представляют не собственники бизнеса, находящегося под их «опекой», а конкурирующие криминальные группировки, борющиеся за передел сфер влияния. Поскольку Россия является мафиозным государством (mafia-state), сами организованные преступные группировки (ОПГ) нуждаются в крыше со стороны властных структур, потому что только в этом случае они могут относительно безнаказанно осуществлять свою противоправную деятельность. Чиновники в свою очередь заинтересованы в том, чтобы продавать услуги крышевания и торговать административным ресурсом, расходуя бюджетные средства в интересах подконтрольных мафии предприятий, получая с этого «откаты». Благодаря этому еще в 90-е годы сложился симбиоз между государственной бюрократией, коррумпированными силовиками и криминальными сообществами.

В годы правления Путина именно бюрократия стала играть в этом трио доминирующую роль, а братва (bratva), то есть участники низовых преступных группировок практически выпали из схемы. Это связано в первую очередь с тем, что главным источником обогащения mafia-state стала природная рента – нефтяная, газовая, угольная, металлургическая и т.д., в то время как в 90-е ОПГ кормились за счет розничной торговли и участвовали в силовом перераспределении собственности. Чиновник, чтобы отобрать у торговца выручку, нуждался в братве. Для перераспределения рентных доходов, стремительно растущих с конца 90-х годов, уличные банды стали не нужны.

Зато потребовалась монополизация государственной власти в руках мафии, что и ознаменовал приход в Кремль Владимира Путина, который окончательно отодвинул от рычагов управления старую советскую партноменклатуру, олицетворяемую семьей Ельцина, и олигархов первой волны, сколотивших свои состояния на выгодных сделках по приватизации «бесхозных» советских активов. Новая мафиозная структура основывалась на триединстве высшей бюрократии, силовиков и экономических агентов, играющих роль общаков. При этом принцип криминальной организации, базирующийся на контроле над людьми, а не над пакетами акций, остался приоритетным и порой единственно имеющим значение.

Наивным будет считать, что «Роснефть» и «Газпром», контролируемые путинскими друзьями Игорем Сечиным и Алексеем Миллером, принадлежат государству или являются коммерческими предприятиями, цель которых – зарабатывать деньги для своих акционеров. Их главная функция заключается в том, что они стали общаками мафии, взявшей под контроль государство, а поскольку государство превратилось в инструмент мафии, то и крупные корпорации становятся инструментом государственной политики в интересах путинской ОПГ. Их формальные экономические показатели давно не играют никакой роли. Так «Роснефть» неоднократно признавалась самой дурно управляемой корпорацией мира, а расточительность «Газпрома», десятилетиями осуществляющим безумно убыточные проекты, стала легендарной. Они обогащают своих подрядчиков, а подрядчики осуществляющие бессмысленные мегапроекты, наполняют общаки кремлевской мафии, управляющей сырьевыми гигантами.

Это объясняет и такую метамарфозу: если в 90-е государство активно занималось приватизацией, в результате чего появились олигархи, выступающие в качестве полноправных экономических и политических субъектов, то в годы путинского правления приоритеты сменились – раздувшиеся государственные и квазигосударственные структуры производят три четверти ВВП, а коллективным бенефициаром национальной экономики становится мафия, контролирующая формально принадлежащие государству активы. Роль олигархов деградировала до уровня номинальных держателей общаков. Тот, кто попытался оспорить новые правила игры, утратил свой статус – такие могущественные олигархи ельцинской эпохи, как Ходорковский, Березовский, Гусинский потеряли свои состояния и вынуждены были эмигрировать. На плаву остались только те, кто сумел перестроиться и принять новые правила игры.
Слуга своего господина

Заметное место в числе новой обслуги путинской мафии занимает Владимир Богданов, администрирующий самый большой общак кремлевских бандитов под брендом «Сургутнефтегаз». Успех этого менеджера, так и не ставшего олигархом, обусловлен тем, что его отношения с путинской ОПГ стали своего рода модельными для современной России и начало им было положено задолго до того, как бывший кагебешник и чиновник питерской мэрии воцарился в Кремле. «Сургутнефтегаз» – первый крупный трофей будущего диктатора, который он начал переваривать еще в середине 90-х.

При формировании вертикально-интегрированных нефтяных компаний «Сургутнефтегазу достались перерабатывающие и сбытовые активы, преимущественно в Ленинградской области и Санкт-Петрбурге: НПЗ в Киришах (единственный в регионе), сеть заправок «Нефто-Комби» (более 100 АЗС в Петербурге), нефтебаза «Ручьи» (70% хранилищ бензина в регионе), нефтебаза «Красный нефтяник» (мазут и масла), «Леннефтепродукт» (сеть АЗС в Лен. области) и т.д. Компания таким образом становится монополистом на региональном топливном рынке.

Однако к 1996 г. «Сургутнефтегаз» утратил де-факто контроль над своими «дочкам». Передел собственности происходил в лучших традициях бандитских рейдерских захватов 90-х. На нефтебазу «Ручьи» прислали налоговую и сотрудников МВД, которые ушли только тогда, когда директор сдал базу в аренду бандитам за копейки. Позднее к захватчикам перешли и акции нефтебазы. В крупнейшей в городе сети АЗС «Нефто-Комби» «Сургутнефтегаз» в 1996 г. просто выкинули из акционеров: провели допэсиссию акций и размыли его долю до небольшого пакета. Собрание акционеров, где было принято такое решение, прошло под диктовку бандитов. Юриста, представителя головной компании, утром перед собранием встретили в подъезде крепкие ребята и провели соответствующую «разъяснительную работу».

Кто же стал новым владельцем высокомаржинального бизнеса? Во всех случаях активы переходили под контроль «Петербургской топливной компании» (ПТК), которую в шутку называли «Тамбовская топливная компания» в честь одноименной ОПГ, которая являлась системообразующей как для криминального мира второго по величине мегаполиса России, так и для городской экономики.

Тамбовскую группировку в 1988 г. создали выходцы из Тамбова Владимир Кумарин и Валерий Ледовских, но самостоятельную роль она начала играть только в 1991 г. Банда работала по широкому профилю криминального ремесла: охраняла наперсточников и крышевала проституцию, осуществляла рэкет в отношении предпринимателей, занималась контрабандой и рейдерскими захватами. Примечательно, что рекламой группировки занимался известный тележурналист Александр Невзоров, создавший тамбовцам имидж самой влиятельной криминальной структуры в городе. В дальнейшем, когда Невзоров стал депутатом Государственной Думы, Кумарин получил должность его помощника.

После распада Великолукской ОПГ, под крылом которой бригада Кумарина-Ледовских начинала свою деятельность, тамбовские становятся крупнейшим преступным сообществом в Петербурге. В середине 90-х годов группировка начинает легализацию своего капитала, создавая торговые компании и частные охранные предприятия, в которые официально трудоустраивались их уличные бойцы. Самым крупным активом тамбовских стала ПТК – монополист на топливном рынке города. Возглавил ее непосредственно Кумарин, сменивший перед тем фамилию на Барсуков.

Одним из факторов успеха Тамбовской ОПГ стали тесные отношения бандитов с петербургской мэрией, в которой связями с правоохранительными органами и организованной преступностью занимался вице-губернатор Владимир Путин. Изначально его личная роль в развитии группировки была незначительной, но по мере легализации своего бизнеса тамбовскими он стал играть все более заметную роль, получая благодарность как в виде подношений, так и в виде долей в контролируемых мафией предприятиях. Вообще изначально ПТК была учреждена мэрией, и бандиты не имели в ней контрольного пакета, получив его при непосредственном содействии вице-губернатора Путина. Тот получил от новых хозяев за услуги долю в 5% (номинальным держателем ее являлся друг и однокурсник Виктор Хмарин). Практика оформления активов на номиналов широко использовалась бандитами. Тот же Кумарин свой пакет акций в ПТК и другие активы (например, 5-звездочный «Гранд Отель Европа» на Невском проспекте) оформил на своего финансиста Андрея Подшивалова.

Параллельно Путин содействовал становлению и развитию сети предприятий, контролируемых его друзьями. Часть из них была связана с реализацией топлива. Причем если внутренний сбыт был отдан на откуп тамбовской ОПГ, то экспорт нефтепродуктов традиционно находился под крышей силовиков, прежде всего ФСБ (ранее – КГБ). Путин, как выходец из спецслужб, имел возможность торговать своим влиянием и связями в обоих сферах.

После того, как ПТК захватила контроль над сбытовыми активами «Сургутнефтегаза», следующей целью неизбежно должен был стать Киришкский НПЗ. Вопрос о принадлежности завода в Киришах решался в 1996 г. на бандитской сходке, от которой, разумеется, не сохранилось ни официального протокола, ни общего фото участников. Однако многочисленные свидетельства позволяют сделать выводы о том, что участие в ней принимал Владимир Путин, сам являвшийся совладельцем «Петербургской топливной компании», представляя так же мэрию города и своих друзей по КГБ, занимавшихся экспортом нефтепродуктов. «Сургутнефтегаз» представлял председатель законодательного собрания Ханты-Мансийского автономного округа и известный лоббист нефтяных корпораций Сергей Собянин. Поскольку «Сургутнефтегаз» являлся ключевым налогоплательщиком ХМАО, без крыши в региональной власти его существование представить невозможно.

Дальнейший ход событий позволяет реконструировать и договоренности, достигнутые на сходке: ПТК отказывается от притязаний на Киришкий НПЗ взамен выгодных условий поставок нефтепродуктов. Формально «Сургутнефтегаз» сохраняет контроль над предприятием, но фактическим бенефициаром остается «законный владелец», то есть бригада Геннадия Тимченко и фирм, аффилированных со спецслужбами, которые крышевали завод с конца 80-х, еще до того, как государство отписало его «Сургутнефтегазу». Собянин фактически подписал капитуляцию и выступал гарантом бесперебойных поставок нефти. Он же, вероятно, взял на себя миссию донести до руководства «Сургутнефтегаза» мысль о том, что с мафией выгоднее дружить, нежели воевать.

Для Собянина та встреча стала поистине судьбоносной. С момента прихода Путина в Кремль его карьера получила мощный импульс, он стал фактически единственным непитерцем, вошедшим в близкий круг общения российского диктатора, если не считать Сергея Шойгу, доставшегося новому президенту в наследство от старого. Богданов проявил понимание и согласился на роль младшего партнера питерской мафии, тем более, отбирали прибыль у завода они не полностью, что-то и оставалось.

Бригада Геннадия Тимченко (кличка «Гангрена») была тесно связана как со спецслужбами, так с Тамбовской ОПГ и Путиным. Последнему он содействовал в осуществлении его первой аферы, вязанной с бартерными поставками из-за рубежа продовольствия для Ленинграда в обмен на беспошлинные поставки сырья (нефти, леса, цветных и редкоземельных металлов) из государственных резервов. В результате сделки, как считает глава комиссии, расследовавшей деятельность Путина, Марина Салье, городу был нанесен ущерб в размере $850 млн.

Сам Тимченко, как писала газета «Ведомости», являлся подкрышником КГБ, то есть агентом, не являвшимся кадровым офицером, для которого сотрудничество с разведорганами являлось продолжением его основной деятельности. Основной деятельностью для Тимченко была работа в подразделении Министерства внешней торговли СССР, под прикрытием которого он занимался в том числе организацией экспортных предприятий, использовавшихся для финансирования нужд КГБ за границей.

В 1990 г. Тимченко начал работать в созданной КГБ компании «Юралс» и стал представителем фирмы на Киришском НПЗ, а в 1991 г. перешел на работу за рубеж – в Urals Finland. Еще с 1987 г. экспорт продукции завода был сосредоточен в руках треста «Киришинефтехимэкспорт» (с 1994 г. - «Кинэкс»). Контролировали Тимченко и его трое его друзей – Катков, Малов и Смирнов. Адольф Смирнов к тому же являлся заместителем директора НПЗ в Киришах, поэтому проблем с доступом к продукции НПЗ по «эксклюзивным» ценам у бизнес-партнеров не было. Поскольку деньги приносит не добыча сырья, а именно продажа нефтепродуктов, то понятно, в чьих карманах оседала маржа от деятельности формально государственного предприятия.

«Кинэкс» брал продукцию на заводе и гнал ее за рубеж, своему партнеру в Финляндии, тому самому Urals Finland. Работали там помимо Тимченко бывшие чекисты Панников (директор), Тарасов, Ровнейко. К тому времени СССР распался, КГБ перестал существовать, а созданная им фирма просто перешла в распоряжение ее управляющих.

Передача Киришского завода «Сургутнефтегазу» не изменила положения, бригада Тимченко продолжала считать его своим. «Кинэкс», монополизировавший весь экспорт «Сургутнефтегаза» был приватизирован отдельно от материнской компании и в результате ряда махинаций, включая преднамеренное банкротство, в 1994 г. компания перешла под полный контроль Тимченко и трех его компаньонов – Каткова, Малова, Смирнова). В 1995 они приобрели и СП Urals в Финляндии, переименовав его в International Petroleum Products). Таким образом вся цепочка сбыта нефтепродуктов за рубеж оказалась в руках бригады Тимченко.

Любопытно, что «Кинекс» поначалу являлся так же крупным игроком внутреннего рынка, осуществляя оптовые поставки для ПТК, а в 1999 г. приступил к торговле сырой нефтью. Поначалу, в 1999-2002 г. «Кинэкс» был только одним из посредников, торгующих нефтью «Сургутнефтегаза», и не самым крупным. Однако в отличие от других он забирал нефть у по ценам намного ниже рынка. Уильям Браудер в 2000-х гг. провел расследование деятельности «Кинэкса» на основе данных таможенной статистики и выяснил, что тот брал нефть со «скидкой» 35 долларов с тонны (около 7 долл. с барреля), а перепродавал за рубежом уже по нормальным ценам. Учитывая, что баррель в начале 2000-х стоил около 20 долларов, нефть доставалась посреднику на 25% ниже рынка. Таким нехитрым путем в 1999-2002 гг. путинские друзья выкачали из «Сургутнефтегаза» около миллиарда долларов.

Этот факт косвенно указывает на истинного владельца актива. Будь «Сургутнефтегаз» минимально независимой компанией, мотивировать ее на подобную «благотворительность» было бы чрезвычайно трудно. Еще труднее было бы объяснить акционерам, во имя чего предприятие отдает большую часть своей маржи совершенно ненужному ей посреднику. И совсем другая картина рисуется, если мы примем за рабочую версию, что путинская криминальная группировка является конечным бенефициаром «Сургутнефтегаза». В этом случае торговля с грабительским дисконтом становится выгодной, поскольку снижает налогооблагаемую базу, в результате чего потери несет только государство. А для владельца, контролирующего всю производственную цепочку от добычи нефти до переработки и сбыта, не имеет значения, на каком ее этапе формируется прибыль – делиться ведь все равно ни с кем не надо.

Значительная часть денег, выдоенных из «Сургутнефтегаза», осела в общаке Путинской ОПГ (более известна как «кооператив «Озеро») – банке «Россия». А сам бывший питерский чиновник по мере своего карьерного роста в Москве из ранга регионального решалы и крышевателя постепенно вырос до авторитетного босса мафии. Став президентом, начал энергично формировать при помощи пула своих друзей и подельников собственную бизнес-империю.

Начали Тимченко и Путин с «Сургутнефтегаза», структуры, наиболее полно контролировавшейся ими. Период 2002-2003 гг. – время, когда вся компания перешла под контроль кремлевской братвы. Именно в этот период и была сформирована закольцованная схема владения компанией, в ходе реализации которой Владимир Богданов превратился из собственника в номинала. Модель «приватизации прибыли» осталась неизменной: весь сбыт «Сургутнефтегаза» перевели на двух монопольных посредников: фирмы «Сургутэкс» и «Гунвор». Первая занималась сбытом нефтепродуктов, вторая – сырой нефти. Позднее схему отмасштабировали на всю нефтяную отрасль и «Гунвор» стал реализовывать до 40% всей российской нефти.

«Сургутэкс» был создан в Петербурге в 2002 г. Уже к 2004 г. по данным «Форбс» его оборот с нуля вырос до 360 млрд. руб. в год ($12 млрд. по тому курсу). «Кинэкс» же тихо канул в лету вместе с тимченковскими партнерами Катковым, Маловым и Смирновым, которые стали не нужны. Гена «Гангрена» теперь сам рулил и «Сургутэксом» и «Гунвором». А о том, в чьих интересах он проливал трудовой пот, красноречиво свидетельствует имя его партнера в обоих предприятиях – это был совершенно никому не известный в мире бизнеса Петр Колбин, до 2000 г. работавший мясником на рынке.

Единственная причина, по которой мясник в одночасье стал формальным миллиардером и теневым олигархом – его детская дружба с будущим президентом России. То, что Колбин является доверенным лицом и «кошельком» Путина свидетельствует, например, тот факт, что именно он продал (на самом деле предоставил бесплатно) элитную недвижимость в Москве Анне Зацепилиной – бабушке Алины Кабаевой, известной в качестве любовницы Путина. Подобные «подгоны» пенсионерке Зацепилиной делал так же сам Тимченко.

В 2016 г. Тимченко и Колбин попали под санкции США как доверенные лица Путина. в интервью Би-Би-Си заместитель министра финансов США Адам Шубин, заявил, что по мнению компетентных органов США в «Гунвор» были вложены личные деньги Путина. Пожалуй, стоит уточнить, что это были средства путинского общака. Учитывая, что базой для развития крупного международного нефтетрейдера послужила компания «Сургутнефтегаз», все сомнения относительно того, кто является фактическим бенефициаром этой корпорации, должны развеяться – это сам российский диктатор.
Как оставить Путина с носом

«Сургутнефтегаз» числится в американском санкционном списке с сентября 2014 г., в 2018 г. под секторальными санкциями США находятся еще и его 12 дочерних компаний. Однако характер наложенных ограничений носит формальный, часто совершенно случайный характер, что никоим образом не препятствует деятельности корпорации. Так американским компаниям запрещено поставлять «Сургутнефтегазу» товары и технологии, необходимые для освоения месторождений нефти на глубоководных участках и арктическом шельфе, а также в сланцевых пластах. Но эта корпорация никогда не занималась разработкой шельфовых или сланцевых месторождений. Так в чем смысл подобных запретов?

Точно так же совершенно бесперспективны американские санкции против дочерних предприятий «Сургутнефтегаза» – в их числе помимо российских региональных сбытовых сетей, значится, например, ОАО «Совхоз «Червишевский» – небольшое сельхозпредприятие в Тюменской области, занимающееся производством молока, или ООО «Сургутмебель», специализирующееся на изготовлении окон, дверей, мебели и быстровозводимых конструкций из дерева.

Смешно даже предполагать, что подобные меры заставят Кремль изменить свою внешнюю политику. В то же время санкции нисколько не мешали «Сургутнефтегазу» продавать нефтепродукты даже в США, хоть объемы были и небольшими. Рынки Южной Америки компания начала осваивать уже в 2017 г, за полгода получив там выручку порядка $100 млн. Всего же на внешние рынки в 2020 г. пришлось 77% выручки «Сургутнефтегаза», что свидетельствует о том, что меры противодействия со стороны мирового сообщества нисколько не мешали ему зарабатывать для Путина миллиарды.

Действительно эффективным ударом по Кремлю стало бы включение в санкционный список всех связанных с крупнейшим общаком российской мафии юрлиц, включая офшорные компании и заморозка финансовых авуаров «Сургутнефтегаза», 90% которых номинированы в долларах США, а так же принятие ограничительных мер в отношении банков, предоставляющих компании депозиты. Только в этом случае «Сургутнефтегаз» не смог бы вести внешнеэкономическую деятельность и пополнять черную кассу Кремля.

Особенно болезненной для Путина и членов его преступного сообщества стала бы заморозка кубышки «Сургутнефтегаза». Весь комплекс точечных ударов по «Сургутнефтегазу» имел бы большой демотивирующий эффект для российской правящей верхушки и связанного с ней частного бизнеса. Одно дело, когда правительства западных стран накладывают санкции на молочную ферму, учредителем которой выступает нефтяная корпорация (вряд ли коровы станут после этого хуже доиться), и совсем другое – если накопления общака объемом в десятки миллиардов долларов в один момент сгорают. Трудно придумать более действенного унижения для Путина, нежели выставив его голым королем для своего ближайшего окружения.

А. Кунгуров. Фото: РБК
Аватара пользователя
Lucrecia
Участник
Сообщения: 318
Благодарил: 45 раз
Поблагодарили: 79 раз

Re: Очень интересный разбор схемы обогащения "Путина" или почему не работают санкции Запада против России

Сообщение Lucrecia »

Эти санкции направлены на внедрение зеленой энергетики в Европе, разорение не только РФ, а всех религиозных диктатур в мире живущих с продажи нефти. И технологии эти уже есть есть, и всегда были, надо их только рассекретить (как любые технологии), но в нужный момент, когда отыграется спектакль с невойной, которая будет затягиваться на донбасе столько сколько надо, а затем топливным и продовольственным кризисом.
Аватара пользователя
Дмитрий Алексеевич
Хозяин
Сообщения: 635
Местоположение: Бангкок, Таиланд
Благодарил: 160 раз
Поблагодарили: 132 раз
Контактная информация:

Re: Очень интересный разбор схемы обогащения "Путина" или почему не работают санкции Запада против России

Сообщение Дмитрий Алексеевич »

Lucrecia писал(а): Июль 18, 2022, 23:49:11 Эти санкции направлены на внедрение зеленой энергетики в Европе, разорение не только РФ, а всех религиозных диктатур в мире живущих с продажи нефти. И технологии эти уже есть есть, и всегда были, надо их только рассекретить (как любые технологии), но в нужный момент, когда отыграется спектакль с невойной, которая будет затягиваться на донбасе столько сколько надо, а затем топливным и продовольственным кризисом.
по поводу вот этого (жалоба):
Lucrecia писал(а): Июль 18, 2022, 23:49:11 Причина направления жалобы: Оффтопик

Жалоба отправлена Lucrecia « Июль 20, 2022, 16:53:55
Поменяйте, пожалуйста, слово "невойна" на "спецоперация". Я в России.
при всём уважении, изменение терминологии в моём лично случае невозможно по следующим причинам:

1) я не являюсь подданным РФ, не проживаю на территории РФ, и мне нет дела до законов РФ;

2) я с презрением отношусь к тем, кто напал на Украину без объявления войны и ведёт там войну без объявления войны (моё презрение они вызывают отнюдь не за то, что ведут войну как таковую (к самим солдатам и офицерам, ведущим войну, я отношусь нормально; то есть речь о главнюках, а вовсе не о проливающих свою и чужую кровь военных), а за то, что трусливы настолько, что боятся назвать войну "войной", а также - ОБЪЯВИТЬ её, что делал даже Гитлер - тот называл войну "войной" и объявлял её, даже СССР он войну таки объявил, несмотря на лживые визги совковой, а позже россиянской пропаганды, что Гитлер якобы напал "без объявления войны");

3) я не являюсь и никогда не являлся политкорректным холуём и политкорректность мне не свойственна, и поэтому я НИКОГДА не буду называть пидоров "геями", негров - "афроафриканцами", блудное сожительство - "гражданским браком", а необъявленную войну - "спецоперацией"; пока я жив, я буду называть вещи только и исключительно своими именами;

4) термин "невойна" в этой связи мне представляется самым оптимальным, и именно поэтому я его и использую и не только здесь, но и на моём канале на Ютюбе во всех видео по данной тематике.

Приношу свои извинения, если моя прямота доставила вам какие-либо неудобства.
Аватара пользователя
Lucrecia
Участник
Сообщения: 318
Благодарил: 45 раз
Поблагодарили: 79 раз

Re: Очень интересный разбор схемы обогащения "Путина" или почему не работают санкции Запада против России

Сообщение Lucrecia »

Приношу свои извинения, если моя прямота доставила вам какие-либо неудобства.
Нет, прямота мне неудобств не доставляет. Доставляет обратное. Вы - супер :!:
Аватара пользователя
Дмитрий Алексеевич
Хозяин
Сообщения: 635
Местоположение: Бангкок, Таиланд
Благодарил: 160 раз
Поблагодарили: 132 раз
Контактная информация:

Re: Очень интересный разбор схемы обогащения "Путина" или почему не работают санкции Запада против России

Сообщение Дмитрий Алексеевич »

Lucrecia писал(а): Июль 20, 2022, 13:23:24
Приношу свои извинения, если моя прямота доставила вам какие-либо неудобства.
Нет, прямота мне неудобств не доставляет. Доставляет обратное. Вы - супер :!:
Спасибо за комплимент.
Ответить

Вернуться в «ПОЛИТИКА в РОССИИ»